Филосовские рассуждения.(В стихах.)

Людмила: 

Возьми два зеркала - там между них

Увидишь отражений бесконечность.

Так меж людей рождается двоих

Пронзающая души безупречность.

И только лишь кривые зеркала

Не создают магического ряда.

Сама их суть ни разу не могла

Ответить нам естесвенностью взгляда.

Людмила: 

НАШИХ ДУШ ЗЕРКАЛА

ALEKSANDR SOLOVYEV

В своей душе храню твои черты.

Вон там, у сердца, видишь отраженье?

И точно так же отражаешь ты

Моей души огонь преображенья.

Друг в друге отражаясь много крат,

Меж нами образуется незримо

Тот самый чувства бесконечный ряд,

Которому Любовь мы дали имя

Людмила: 

Откинув бремя повседневности,
В ночной целительной глуши
Перебираю драгоценности
Хранимые на дне души.

Их у меня не так уж много,
Но больше и не надо мне.
При подведении итогов
Они не падают в цене!

Неважно - молодость иль старость.
Дорога есть. И я - иду.
Все лучшее - в душе осталось.
И сердце с совестью - в ладу.

..............................Л.Татьяничевa





Людмила: 

Пусть каждый раз качели возвращают

Упрямо в новый монотонный день.

Где многие усилия венчают,

Гримасой Равнодушие и Лень.

Но вновь и вновь мы волею сознанья

Качать качели будем так же впредь,

Чтоб чувст полёт, их трепет и терзанье

Не дали душам нашим умереть!

5.10.06 г.

Aleksandr Solovyev

Людмила: 

БЕЗУМНЫЕ КАЧЕЛИ

Вся наша жизнь - безумные качели

Меж сном мечты и скукой серых дней.

Ах, если б мы хоть иногда умели

Менять местами всё в судьбе своей.

На миг почуять бы, что вдруг зависли

Качели в пике сказочного сна -

Простите мне безумство этой мысли,

Она трезва обычно и ясна.

Людмила: 

Жить и быть.

Автор:

Люда

«Что тут – судьба? Каждый - сам себе судьба.»
(М. Горький.)


«Быть или не быть? Вот в чём вопрос.»
Это только в сказках: «Жили – были»...
Отряхнём слова от древней пыли
И поговорим о них всерьёз.

«Жить» и «быть» - слова-то как похожи!
И совсем нетрудно позабыть,
Что два слова – не одно и то же:
Можно жить (и долго!), но – не быть.

Жить - не быть - всегда всего бояться
И как человек не состояться,
Напрочь позабыв, что жизнь – борьба.

Жить и быть – бороться, не сдаваться,
Всюду человеком оставаться,
Помня: «Каждый – сам себе судьба.»

Людмила: 

Всё это забирает он с собой.
Да, остаются книги и мосты,
Машины и художников холсты.
Да, многому остаться суждено,
Но что-то ведь уходит всё равно.
Таков закон безжалостной игры.
Не люди умирают, а миры.
Людей мы помним, грешных и земных,
А что мы знали, в сущности, о них?
Что знаем мы про братьев, про друзей,
Что знаем о единственной своей?
И про отца родного своего,
Мы, зная всё, не знаем ничего.
Уходят люди... Их не возвратить.
Их тайные миры не возродить.
И каждый раз мне хочется опять
От этой невозвратности кричать
(Евгений Евтушенко)<f z+1>

Людмила: 

Людей неинтересных в мире нет,
Их судьбы как истории планет.
У каждой всё особое, своё,
И нет планет, похожих на неё.
А если кто-то незаметно жил
И с этой незаметностью дружил,
Он интересен был среди людей
Самою незаметностью своей.
У каждого - свой тайный личный мир.
Есть в мире этом самый лучший миг.
Есть в мире этом самый страшный час,
Но это всё неведомо для нас.
И если умирает человек,
С ним умирает первый его снег,
И первый поцелуй, и первый бой...

Людмила: 

Семен Надсон

Есть скорбь прекрасная... Она, как пламя, жжет
И, как любовница, в объятиях сжимает,
И сколько гордых дум в душе тогда встает,
Как горячо она, как страстно презирает!..

1883

Людмила: 

Джон Ричардс


Дайте хлеба теплого с золотых полей

Дайте хлеба теплого с золотых полей,
Родниковых вод глоток холодный,
Из лазурных неба простыней
Ласки солнца, да ветров проворных.

Дайте тенью сосен чистоту,
Полевых цветов красу простую,
И многоголосье по утру,
Что несется птичьим сабантуем.

Дайте мне земли родной комок,
Я слеплю свой мир из рыхлой горсти,
Я вдохну в него природы легкий слог,
Коего так сердце яро просит.

Людмила: 

Быть

Анна Ра

Искать в другом - соприкосновенья с целым,
С тем, что сейчас доступно – лишь тебе...
Искать себя, единое... и верить,
Что найдено все будет лишь вовне…

Искать в дорогах, внешних проявленьях,
И мнениях людей - реальных или нет...
Искать себя - во всех живых творениях,
Искать - вовне, не находя ответ…

Потокам мыслей и желаний бурных
Покой неведом… Суета сует…
~~~~~~~~~
~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~
~~~~~~~~~
И зазвучать вдруг перезвоном струнным,
Услышать звук, и в нем увидеть свет…

Обнять улыбкой необъятны дали,
Нырнуть и всплыть, и воспаряя в миг,
Почувствовать момент всего созданья,
И просто быть в нем. Просто быть в нем. Быть!

Людмила: 

Каждым камешком, пятнышком, очень подробно,
как в последний момент, я почувствовал мир.
И припомнил, как крошками булочки сдобной
голубей у пустого фонтана кормил.

Вспомнил поезд, бегущий по рельсам куда-то,
на который с моста неотрывно смотрел.
Вспомнил церковь на улочке возле Арбата…
На асфальте рисунок… оставленный мел…

И открылись глубины, пути и маршруты.
Где-то в детстве моем улыбнулась мне мать.
Жизнь вмещается в отзвук, в крупинку минуты,
за которую сможешь себя осознать.


Людмила: 

А запомнится жизнь

Игорь Гонохов

… А запомнится жизнь по какой-то безделке.
По крапиве, пронизанной солнцем насквозь.
По осколку старинной фамильной тарелки,
что однажды в земле раскопать довелось.

Так случилось: я шёл, возвращаясь с работы,
мимо крытого рынка, исписанных стен.
И внезапно я понял, почувствовал что-то
уперевшись, как в смерть, в молодую сирень.

Я стоял и смотрел на соцветья сирени,
на движение листьев, и гроздьев резьбу.
Я рассматривал жилки и светы и тени.
И увидел я жизнь и увидел судьбу.

Людмила: 

ЗНАЮ И ВЕРЮ
Нас мотает от края до края,
По краям расположены двери:
На последней написано "Знаю",
А на первой написано "Верю".

И одной головой обладая,
Никогда не войдешь в обе, двери:
Если веришь - то веришь, не зная,
Если знаешь - то знаешь, не веря.

И свое формируя сознанье,
С каждым днем, от момента рожденья,
Мы бредем по дороге познанья,
А с познаньем приходит сомненье.

И загадка останется вечной,
Не помогут ученые лбы:
Если знаем - ничтожно слабы,
Если верим - сильны бесконечно.

А.Макаревич

Людмила: 

Бывают дни, что круги ада, —
в них дух разлада и распада,
и очевидно лишь одно:
как много, Господи, нам надо,
как мало, в сущности, дано.

Тогда, отчаяньем ведома,
бегу из сутолоки дней,
и лес, что в двух шагах от дома,
дает приют душе моей.

И в миг, когда на сердце камень
житейских распрей и обид,
дано мне ствол обнять руками
и одиночество избыть.

И, прислонясь щекой к берёзе,
я не пытаюсь отличить,
её ль, мои ли это слёзы
стекают землю окропить...

И лишь пройдя сквозь все печали,
в конце пути, а не в начале,

пройдя сквозь годы и преграды,
понять мне было суждено:
как мало, в сущности, нам надо,
как много, Господи, дано.

Татьяна Славская

Людмила: 



Текла в изгнаньи жизнь моя,
Влачил я с милыми разлуку,
Но он мне царственную руку
Простер - и с вами снова я.

Во мне почтил он вдохновенье,
Освободил он мысль мою,
И я ль, в сердечном умиленьи,
Ему хвалы не воспою?

Я льстец! Нет, братья, льстец лукав:
Он горе на царя накличет,
Он из его державных прав
Одну лишь милость ограничит.

Он скажет: презирай народ,
Глуши природы голос нежный,
Он скажет: просвещенья плод -
Разврат и некий дух мятежный!

Беда стране, где раб и льстец
Одни приближены к престолу,
А небом избранный певец
Молчит, потупя очи долу.


Людмила: 

Друзьям

Александр Пушкин

1828 год

Нет, я не льстец, когда царю
Хвалу свободную слагаю:
Я смело чувства выражаю,
Языком сердца говорю.

Его я просто полюбил:
Он бодро, честно правит нами;
Россию вдруг он оживил
Войной, надеждами, трудами.

О нет, хоть юность в нем кипит,
Но не жесток в нем дух державный:
Тому, кого карает явно,
Он втайне милости творит.

Людмила: 

********************
(L) (L) (L)
Как я жил до нашей первой встречи,
Давнюю надежду затая?
Мне теперь оправдываться нечем,
Женщина хорошая моя!

Все, что было раньше – ожиданье
Нашего с тобою бытия
И того случайного свиданья…
Женщина прекрасная моя.


Если я уеду, волей судеб,
Снова в неизвестные края,
Знаю, что со мною рядом будет
Женщина надежная моя.

А, когда погаснет день уставший,
Мы нырнем в волшебные моря,
Чтоб соединились жизни наши …
Женщина любимая моя!

Людмила: 

Я сам над собой насмеялся,
И сам я себя обманул,
Когда мог подумать, что в мире
Есть что-нибудь кроме тебя.

Лишь белая, в белой одежде,
Как в пеплуме древних богинь,
Ты держишь хрустальную сферу
В прозрачных и тонких перстах.

А все океаны, все горы,
Архангелы, люди, цветы -
Они в хрустале отразились
Прозрачных девических глаз.

Как странно подумать, что в мире
Есть что-нибудь кроме тебя,
Что сам я не только ночная
Бессонная песнь о тебе.

Но свет у тебя за плечами,
Такой ослепительный свет,
Там длинные пламени реют,
Как два золоченых крыла.
Николай Гумилёв.

Людмила: 

К зеркальной темной глубине

Дитя склонится, как во сне,

И вырастет, забыв себя,

И станет женщиной, и вновь

Родится в ком-нибудь любовь.

Как много познает любовь!

Что смутно брезжило из тьмы,

Целуя, прозреваем мы.

Оно лежит в словах, внутри...

Так нищий топчет самоцвет,

Что коркой тусклою одет.

Да, глубь колодца знает то,

Что знали все... Оно сейчас

Лишь сном витает среди нас.

(перевод С. Ошерова)

Страница: 1 2 3