СТИХИ ЭДУАРДА АСАДОВА

Эллада: 

И чтоб после себя не корить,

В том, что сделал кому то больно,

Лучше добрым на свете быть,

Злого в мире и так довольно.

Но в одном лишь не отступай,

На разрыв иди, на разлуку,

Только подлости не прощай,

Никому!Ни любимой, не другу.

Егор: 

Падает снег, падает снег -
Тысячи белых ежат...
А по дороге идет человек,
И губы его дрожат.

Мороз под шагами хрустит, как соль,
Лицо человека - обида и боль,
В зрачках два черных тревожных флажка
Выбросила тоска.

Измена? Мечты ли разбитой звон?
Друг ли с подлой душой?
Знает об этом только он
Да кто-то еще другой.

Случись катастрофа, пожар, беда -
Звонки тишину встревожат.
У нас милиция есть всегда
И "Скорая помощь" тоже.

Егор: 

А если просто: падает снег
И тормоза не визжат,
А если просто идет человек
И губы его дрожат?

А если в глазах у него тоска -
Два горьких черных флажка?
Какие звонки и сигналы есть,
Чтоб подали людям весть?!

И разве тут может в расчет идти
Какой-то там этикет,
Удобно иль нет к нему подойти,
Знаком ты с ним или нет?

Падает снег, падает снег,
По стеклам шуршит узорным.
А сквозь метель идет человек,
И снег ему кажется черным...

И если встретишь его в пути,
Пусть вздрогнет в душе звонок,
Рванись к нему сквозь людской поток.
Останови! Подойди!





Егор: 

Падает снег, падает снег -
Тысячи белых ежат...
А по дороге идет человек,
И губы его дрожат.

Мороз под шагами хрустит, как соль,
Лицо человека - обида и боль,
В зрачках два черных тревожных флажка
Выбросила тоска.

Измена? Мечты ли разбитой звон?
Друг ли с подлой душой?
Знает об этом только он
Да кто-то еще другой.

Случись катастрофа, пожар, беда -
Звонки тишину встревожат.
У нас милиция есть всегда
И "Скорая помощь" тоже.

Ната: 

Не ведал хозяин, что где-то
По шпалам, из сил выбиваясь,
За красным мелькающим светом
Собака бежит задыхаясь!

Споткнувшись, кидается снова,
В кровь лапы о камни разбиты,
Что выпрыгнуть сердце готово
Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы
Вдруг разом оставили тело,
И, стукнувшись лбом о перила,
Собака под мост полетела...

Труп волны снесли под коряги...
Старик! Ты не знаешь природы:
Ведь может быть тело дворняги,
А сердце - чистейшей породы!

Ната: 

СТИХИ О РЫЖЕЙ ДВОРНЯГЕ

Хозяин погладил рукою
Лохматую рыжую спину:
- Прощай, брат! Хоть жаль мне, не скрою,
Но все же тебя я покину.

Швырнул под скамейку ошейник
И скрылся под гулким навесом,
Где пестрый людской муравейник
Вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу.
И лишь за знакомой спиною
Следили два карие глаза
С почти человечьей тоскою.

Старик у вокзального входа
Сказал:- Что? Оставлен, бедняга?
Эх, будь ты хорошей породы...
А то ведь простая дворняга!

Огонь над трубой заметался,
Взревел паровоз что есть мочи,
На месте, как бык, потоптался
И ринулся в непогодь ночи.

В вагонах, забыв передряги,
Курили, смеялись, дремали...
Тут, видно, о рыжей дворняге
Не думали, не вспоминали.

АННА: 

ЖЕНЫ ФАРАОНОВ
История с печалью говорит
О том, как умирали фараоны,
Как вместе с ними в сумрак пирамид
Живыми замуровывались жены.
О, как жена, наверно, берегла
При жизни мужа от любой напасти!
Дарила бездну всякого тепла
И днем, и ночью окружала счастьем.
Не ела первой (муж пускай поест),
Весь век ему понравиться старалась,
Предупреждала всякий малый жест
И раз по двести за день улыбалась.
Бальзам втирала, чтобы не хворал,
Поддакивала, ласками дарила.
А чтоб затеять спор или скандал -
Ей даже и на ум не приходило!
А хворь случись - любых врачей добудет,
Любой настой. Костьми готова лечь.
Она ведь точно знала все, что будет,
Коль не сумеет мужа уберечь...
Да, были нравы - просто дрожь по коже
Но как не улыбнуться по-мужски:
Пусть фараоны - варвары, а все же
Уж не такие были дураки!
Ведь если к нам вернуться бы могли
Каким-то чудом эти вот законы -
С какой тогда бы страстью берегли
И как бы нас любили наши жены!

VALENTINA: 

Я украду КУСОЧЕК СЧАСТЬЯ,
От пирога, что там – у Бога!
Я разделю его на части,
РАЗДАМ ВСЕМ тем, кто обделен был...
Немного я огня добуду,
Пусть даже он из Ада будет!
Зато уже те не замерзнут,
Кто одинок - тепло им будет...
Я вырву, не спросив все перья,
Пусть даже если он Царь-Лебедь!
И залатаю всем тем крылья,
Кто от отчаянья их в дребезги...
Я поднимусь сорвать звезду,
Ту самую, что ярче всех на небе!
Я ею путь для тех найду,
Душа, чья засосалась в дебри...
Я выжму весь до капли СОК,
У дерева, что дарит жизнь!
И каждому ЕГО ЗАЛЬЮ,
Кто от печали еле дышит...
В сосуд большой все звуки соберу,
Все те, что льются из волшебной флейты!
И каждого в него макну,
Чтоб ДУШИ ВАШИ РАДОСТЬЮ ЗАПЕЛИ...
Вам не понять меня никак,
В чем смысл всех моих идей?
Не думайте, я Вам не враг,
Я, ПРОСТО АНГЕЛ, ЛЮБЯЩИЙ ЛЮДЕЙ!

Татьяна: 

А парень в ответ промолчал.

И только вздохнул виновато,

Видать не поверил сейчас

Он чистым лучам е глаз.

Но чем ей, невинной, помочь

В такую вот горькую ночь?

Эх, знать бы й, чуять душой

Что в гордости может и сила,

Что строгость еще ни одной

Девчонке не повредила.

И может все было не так бы

Случись эта ночь после свадьбы...

Татьяна: 

А парень в ответ промолчал.

И только вздохнул виновато,

Видать не поверил сейчас

Он чистым лучам ее глаз.

Но чем ей, невинной, помочь

В такую вот горькую ночь?

Эх, знать бы й, чуять душой

Что в гордости может и сила,

Что строгость еще ни одной

Девчонке не повредила.

И может все было не так бы

Случись эта ночь после свадьбы...

Страница: 1 2 3